Украинская Православная Церковь, Горловская и Славянская Епархия, Добропольский округ

Смерть новомученика: «И я всем, всем прощаю»...

Протоиерей Михаил с супругой Марией Федоровной, матерью супруги Анной Абрамовной и детьми. 1926 год
24 ноября / 7 декабря Православная Церковь отмечает день памяти священномученика Михаила Богородицкого.

Родился будущий мученик в 1897 году в семье псаломщика Трофима Ивановича Богородицкого. Мать его, Дарья Алексеевна, хоть и была безграмотна, воспитала детей в глубокой вере и благочестии. Из 13 детей четы Богородицких, четверо братьев Михаила стали священниками, еще один - диаконом.

Жизнь Михаила проходила так же, как и у многих его сверстников, вышедших из семей церковнослужителей. Сначала учеба в духовной семинарии, потом женитьба, рукоположение. После рукоположения отец Михаил нес службу в храме в честь иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» в городе Козлове, Тамбовской губернии.
У отца Михаила и его супруги Марии родилось одиннадцать детей. Прихожане отзывались о нем как о священнике отзывчивом, добром, готовым в любое время дня и ночи помочь людям. Особенно ревностно батюшка помогал беднякам. Он делал все возможное что бы их дети учились в гимназиях за казенный счет.

Видя такое прилежание и усердие в служении, священноначалие возвело отца Михаила в сан протоиерея. В те времена такое звание было очень почетной наградой, в особенности для сельского пастыря.

Впервые отец Михаил был арестован во время изъятия церковных ценностей в 1922 году, по обвинению в «контрреволюционной агитации». По сфабрикованному уголовному делу в 1927 году батюшку арестовали во второй раз. Оба раза из-за недостатка улик батюшка вскоре был отпущен.

В 1930 году ОГПУ предприняло попытку закрыть в городе Козлове, где служил в то время отец Михаил, все храмы. Для этого им нужно было арестовать всех священников. Все духовенство обвинили в создании «контрреволюционной антисоветской организации». По делу проходили 6 священников города Козлова, в том числе и протоиерей Михаил Богородицкий.

Арестованный в третий раз отец Михаил был допрошен и, отвечая на вопросы следователя, сказал: «Никогда против советской власти агитации я не вел и ни в церкви, ни среди граждан ничего антисоветского не произносил». Вызванные же свидетели утверждали, что отец Михаил говорил, что ничего не остается, как только терпеть, рука Господа прекратит издевательства над нами захватчиков. По словам свидетелей, увидев проходивших по кладбищу обновленцев, отец Михаил сказал им: «Вы продались власти. Власть творит безобразия и вы тоже. Власть мучает нас, православных, то же делаете и вы. Ну ладно, будем терпеть, а там, может, чего-либо и дождемся».

19 марта 1930 года тройка ОГПУ приговорила протоиерея Михаила к пяти годам заключения. Для отбывания срока, батюшка он был выслан в один из лагерей в Новосибирской области. В тяжелейших условиях батюшка отбыл в лагере 4 года и 4 месяца.

Освободившись из заключения инвалидом II группы, отец Михаил приехал домой в Козлов, переименованный к тому времени властями в Мичуринск. Но, служить в своем городе он не смог: храм, в котором отец Михаил служил настоятелем в течении 33 лет, был захвачен обновленцами.

С трудом удалось найти приход в одном из заброшенных сел. В селе в село Беломестная Двойня батюшка снимал квартиру, в то время как матушка с детьми оставалась жить в бывшем Козлове.

25 декабря 1936 года отец Михаил писал дочери: «Ты пишешь, что у тебя нервы не в порядке. Я тебе предлагаю очень верное средство, которое я на себе испытал — это отдайся всецело на волю Божию. Помни, что Бог всё, что ни делает, всё к лучшему. Как лучший доктор дает больному и сладкое лекарство, а больше всё горькое, так и Господь дает нам в жизни и горькое, и сладкое лекарство — для спасения нашей души. Подкрепляй свою веру молитвой дома и в храме, чтением Слова Божия, в особенности святого Евангелия, и будешь всегда спокойна и счастлива. Это я говорю, на себе испытал».

В начале октября 1937 года председатель сельсовета предупредил отца Михаила: «Богородицкий, уезжайте, вас должны арестовать». — «А на кого же я храм оставлю и прихожан?» — только и ответил священник.

Вполне приготовившись к аресту и к тому, что снова придется нести крест исповедничества, отец Михаил поехал к семье в Мичуринск подремонтировать кое-что в их хозяйстве и собрать и починить себе одежду для заключения: телогрейку и брезентовый плащ. Супруга Мария Федоровна проводила его на вокзал, и они попрощались навсегда.

14 октября 1937 года отец Михаил написал жене, детям и внукам: «Милые, незабвенные: мама, детки и внучата! Когда я умру, прошу вас похоронить меня по-христиански, не забывайте меня в своих святых молитвах. Подавайте милостыню за мою душу многогрешную. Прошу вас, дорогие детки! Маму не покидайте, цените ее как свою дорогую мать, которая вскормила и воспитала вас. Вы знаете, сколько она перенесла болезней, слёз и бессонных ночей, пока вы стали на ноги. За ваше сыновнее усердие и вас Господь не оставит Своею милостью. Не оставайтесь перед нею в долгу. Прошу у всех прощения! Дорогие детки, и вы простите меня, я к вам иногда был чересчур строг, хотя строгость моя вытекала из любви к вам. И я всем, всем прощаю. Прошу вас, детки и внучатки! Будьте усердны к молитве, никогда не забывайте Господа Творца нашего. Спасайтесь! Смерть у каждого из нас за плечами стоит. Благословляю вас всех именем Господа нашего Иисуса Христа. Желаю вам от Господа доброй, счастливой жизни, а за гробом — райской небесной жизни. Аминь».

В 1937 году в связи с началом нового этапа гонений на Русскую Православную Церковь сотрудники НКВД допросили о протоиерее Михаиле свидетелей. Один из них показал, что когда отец Михаил узнал, что власти намереваются закрыть храм, то стал служить ежедневно, и однажды, войдя в церковь, свидетель будто бы слышал его проповедь, в которой тот говорил, что коммунисты одновременно пишут в конституции, что можно свободно отправлять религиозные обряды, и после этого закрывают церкви. И чтобы не наказал Господь, надо не допустить закрытия храма.

Не удовлетворившись этими показаниями, следователь привлек к даче показаний «дежурных», или как их еще называли «штатных», свидетелей, которые и подписались под протоколами допросов, сочиненными следователем.

12 ноября 1937 года отец Михаил был арестован. Жил он в то время так бедно, что сапоги у него были единственные, и те за ветхостью находились в починке, и чтобы было во что обуться, пришлось посылать к сапожнику, а сотрудникам НКВД ждать. Через два дня отца Михаила допросили, но он отказался признать себя в чем-либо виновным.

20 ноября тройка НКВД приговорила протоиерея Михаила Богородицкого к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 7 декабря 1937 года. Погребен отец Михаил в общей могиле, местонахождение которой не известно.
Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 года священномученик Михаил прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских.


Составлено на основании издания «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Январь–Июнь». Тверь, 2005–2008. 

Похожие публикации


Наверх