Украинская Православная Церковь, Горловская и Славянская Епархия, Добропольский округ

Если для прощения достаточно покаяться, то где же справедливость?

     Часто доводится слышать: «Хорошо православным: пришёл в церковь, покаялся — и иди себе снова греши, всё равно потом батюшка грехи отпустит!» Действительно ли всё так просто? Легко ли каяться? Каким должно быть истинное покаяние? Протоиерей Анатолий Костенко, настоятель Успенского храма п. Святогоровка Добропольского округа, поделился своим опытом и ответил на наши вопросы.
     Не впервые мне доводится отвечать на этот вопрос. Чтобы объяснить, какое покаяние принимает Господь, приведу два примера. Первый — это евангельская притча о Закхее.
     «Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него. И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперёд, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо неё.
  Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. И он поспешно сошёл и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашёл к грешному человеку; Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.
     Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19: 1-10).
     Этот мытарь от всего сердца захотел не только раскаяться, но и исправиться, то есть доказать свою веру и словом, и делом: он решил воздать всем, кто когда бы то ни было мог пострадать от его действий.
Второй пример — житейский. В 2004 году на Украину приезжал Папа Римский. В то время у меня умер родственник, и я поехал на его погребение. Вечером, на поминках, у меня завязался разговор с собравшимися там людьми. Заговорили о политике, и многие мужчины восхищались, как Папа кланялся нашей земле, плакал, просил прощения и как любит «нэньку Украину».
     Меня это возмутило. Я тогда и говорю: «Дядько Иван, есть у вас часы? Дайте мне!» А надо сказать, что у фермеров там порой ценные вещи были. Дал мне свои часы дядя Иван. Я потом у второго, третьего ещё что-то попросил. Они всё отдали: я же в священнической одежде был, отказать неловко. Собрал штук пять ценных вещей, положил в карман и ушёл.
     Прихожу через время, стал на колени перед ними и говорю: «Просите меня, дорогие, за то, что я забрал ваши вещи! Вы прощаете меня?» — они: «Прощаем!» Я тогда говорю: «Ну и хорошо!» — и пошёл прочь. Они вслед: «Погоди, а часы? А наши вещи?» Отвечаю им: «Я могу ещё раз попросить прощения! Вот, прошу. Вы же меня простили? — простили. Так в чём же дело?» Потом говорю: «Вы понимаете, наши храмы греко-католики как забрали, так они у них и остались, наших верующих как притесняли, так и притесняют. Да, Папа на словах покаялся, но на деле он ничего не сделал. Истинное покаяние должно подтверждаться делами». Конечно, вещи я вернул, все посмеялись, но суть поняли.
     Теперь о справедливости. Святые отцы говорят: не требуйте от Бога справедливости. Почему? — да потому, что в этом случае Он просто наказал бы нас, и вряд ли на земле после этого остались бы люди. Бог справедлив — но и долготерпелив, и многомилостив. Он терпит многое. Не стоит добиваться Его справедливости, лучше уповать на Его милосердие.
     Покаяние может быть разным. Каялся ли Саул? — да. А царь Давид? — конечно. Почему же Господь даровал прощение второму, а первому — нет? Оба они были грешны, оба просили у Бога прощения за содеянное. Здесь суть в том, каким именно было покаяние каждого из них. Давид посыпал пеплом главу, молился, плакал, постился, всей душой и всем сердцем просил Господа о прощении. Саул тоже молился, но быстро переключился на житейское: попировал, хлопнул в ладоши — вышли перед ним девы танцевать. Если по-нашему, то пошёл, телевизор включил. Потом снова: «Господи, прости меня!» — и снова за старое. Фактически у него покаяния не было. Он очень слабо молился, не постился, не оставил свои увеселения. Давид же оставил всё, плакал — вот и простил его Бог.
По той же причине Господь помиловал и Петра. Подумать только, он отрёкся от Него три раза! Иуду же не помиловал. В чём дело? В том, что Пётр пошёл, горько плача, и всю жизнь плакал, омывая слезами свой грех. Иуда же пришёл, деньги бросил, сказал: «Погибла невинная душа!» — на словах покаялся, казалось бы. Но у него не было веры и надежды на прощение, поэтому он пошёл и удавился.
     Покаяние бывает разным. Господь смотрит на наше сердце, и от того, что видит там, либо прощает нас, либо нет. Если мы идём на исповедь «автоматом» — «Господи, то делал, этого не делал, разрешите доложить!» — то спасения не будет, потому что нет покаяния. Если же человек через покаяние меняется, становится лучше, то Господь, конечно же, прощает его. Но такое покаяние — это большой труд, не нужно думать, что это мелочь.

Похожие публикации


Наверх